Льгот не заслужили?

27 Июля 2016

Около сотни психологов из разных регионов двух стран приняли участие в Российско-Белорусской научно-практической конференции на тему <<Проблемы психологических последствий радиационных аварий и других чрезвычайных ситуаций>>, что прошла 19 мая на ВДНХ.

Выйти из состояния аварии

<<Тема, которая поднимается в этот раз, — авария на Чернобыльской атомной электростанции… Тема, которая вошла в историю в плане не только изучения, но и выводов, которые мы сделали из этой катастрофы>>, — сказал, открывая дискуссионную площадку, заместитель министра РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий Александр Чуприян.

С его точки зрения, <<психологи — это специалисты, которые помогают пережить людям последствия чрезвычайной ситуации. И порой там, где даже спасатель может отступить, психолог идет вперед>>.

В свою очередь заместитель министра Сергей Воронов заметил: <<Тридцать лет прошло, а мы все еще не вышли из состояния аварии.

И здесь без психологов никак не обойтись! Люди, которые живут на загрязненных территориях, продолжают думать, что все беды у них — это последствия аварии. Конечно, были нарушены их жизнедеятельность, привычный уклад жизни. Но психологически воспринять, что сегодня уже нет никакой угрозы, человеку очень сложно. Поэтому не обойтись без масштабной разъяснительной работы с населением со стороны соответствующих руководителей, психологов, медиков, социальных работников, а также без решения назревших социально-экономических вопросов>>.

В ходе выступлений представители двух стран поднимали темы психологических и социальных последствий аварий на АЭС во всем мире, в том числе и на Чернобыльской электростанции. Особое внимание было уделено проблеме радиофобии, вопросам правильного информирования населения в условиях произошедшей радиационной катастрофы, что способно рассеять панику. Не обошли стороной и тему психологической готовности персонала, работающего на атомных электростанциях.

<<Мы не случайно выбрали формат именно экспертной площадки, потому что в этом году здесь присутствуют эксперты в области изучения рассматриваемой нами темы, —отметила директор Центра экстренной психологической помощи МЧС России Юлия Шойгу. — О Чернобыле много говорят, и на его примере многому можно учиться. К сожалению, тогда были сделаны серьезные ошибки, о которых надо помнить и делать из них выводы>>.

Радиологически й аспект

Подробно проблему последствий тяжелых аварий на примере катастроф в Чернобыле и на АЭС <<Фукусима>> (Япония) рассмотрел в своем докладе первый заместитель директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН Рафаэль Арутюнян.

В 1956 г. для профессиональных радиологов была установлена безопасная доза облучения в 50 миллизивертов (мЗв) в год. С тех пор неоднократно проводились масштабные исследования влияния радиации на состояние здоровья работников атомных электростанций, и были сделаны выводы о том, что указанная доза облучения никакого негативного влияния на человека не оказывает. Однако после взрыва на Чернобыльской атомной электростанции в апреле 1986 г. на <<волне>> фобий, связанных с чернобыльской трагедией, международная комиссия в1987 г. сделала, как выразился профессор Арутюнян, <<этический шаг>>, установив для профессионалов безопасную дозу облучения в 20 мЗв в год. Во многих странах это восприняли как должное, кроме США. Американцы, люди прагматичные, удивились: <<А на каком основании?>>, ибо данными для снижения безопасной дозы облучения с 50 до 20 мЗв они не располагали. И допустимая доза облучения у них так и осталась на прежнем уровне.

В отношении здоровья обыкновенных граждан международная комиссия, зная, что есть и естественные излучения от Земли, установила дозу безопасного облучения равную 15 мЗв в год. После чернобыльской катастрофы, основываясь опять же на этических соображениях, доза была уменьшена до 1 мЗв в год.

— Без всякого на то основания! — восклицает профессор Рафаэль Арутюнян.

Обосновывая свою позицию, он приводит убедительные факты. В ряде стран мира доза от естественного облучения Земли доходит до 100–150 мЗв в год. По его словам, например, у нас в Республике Алтай население получает 15 мЗв в год. Между тем ни на одной территории России, из числа относящихся к льготной категории в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС, таких показаний излучения нет. А ведь Республика Алтай считается курортом, тогда как в чернобыльские зоны люди приезжать боятся, а население там получает льготы, социальные выплаты. Профессор привел и другой факт: только на компьютерной томографии человек может получить разовую дозу от 10 до 15 мЗв. А риски острого однократного облучения выше, чем получение незначительных многократных доз в течение года!

Социа льные последствия

— Если говорить о чернобыльской катастрофе, то ее психологические последствия до сих пор ощущаются очень сильно, — считает Рафаэль Арутюнян и указывает на устойчивое общественное мнение о том, что радиация играет негативную роль в отношении здоровья человека.

Вот еще факты, заставляющие поновому взглянуть на последствия катастрофы на Чернобыльской АЭС. После взрыва на 4-м энергоблоке 134 человека — персонала станции и прибывших на ЧС пожарных — получили очень высокие, в том числе колоссальные дозы облучения. Тем не менее 31 человек, получивший дозы облучения от 800 до 2000 мЗв, остался жив. В то же время каждый второй участник ликвидации аварии на ЧАЭС имеет группу инвалидности.

На конференции подчеркивалось, что нонсенс в восприятии последствий чернобыльской катастрофы создан основным на этот счет законом — <<О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС>>, принятым 12 мая 1991 г. Именно в нем было сформулировано: население (порядка 8 млн человек), проживающее на ряде территорий России, Украины и Белоруссии, над которыми прошло радиоактивное облако и выпали радиационные осадки, является пострадавшим. Тогда это воспринималось как само собой разумеющееся, но с позиций и знаний сегодняшнего дня такое решение создает колоссальную проблему, с которой невозможно справиться. Потому что закон не имеет обратной силы! А население отказывается воспринимать факт того, что на самом деле оно живет на безопасной территории и, следовательно, не имеет прав на льготы.

Подтверждением тому служат результаты многолетних наблюдений на <<пострадавших территориях>>: выявлены всего 1,6 тыс. человек, получивших дозы облучения 5 мЗв в год, все остальные жители — меньше.

С точки зрения медицины

В Национальном регистре числятся 176 тыс. участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Считается, что вследствие радиационного облучения, полученного в 30-километровой зоне отчуждения вокруг ЧАЭС, их здоровью нанесен непоправимый ущерб. Между тем, утверждают специалисты-радиологи, из них только у 37 было выявлено раковое заболевание, связанное с пребыванием в опасной зоне. Для сопоставления укажем: на 100 тыс. населения в стране ежегодно умирает от рака от 100 до 200 человек. Несопоставимость цифр очевидна! Хотя, конечно, это плохие аргументы для ликвидаторов.

Заместитель директора по научной и учебной работе Всероссийского центра экстренной и радиационной медицины имени А.М. Никифорова МЧС России (ВЦЭРМ), доктор медицинских и доктор психологических наук, профессор Виктор Рыбников подтвердил наблюдения и выводы коллег, о которых говорилось выше, ибо в поле зрения центра и состояние здоровья чернобыльцев. За 25 лет существования ВЦЭРМ на его базе прошли исследования и лечение более 30 тыс. пострадавших от радиационных аварий. Правда, в основном это жители Санкт-Петербурга и Северо-Западного федерального округа России. Кроме того, на базе центра работает межведомственный экспертный совет, который устанавливает причинную связь заболеваний граждан с воздействием радиационного фактора.

В центре есть регистр на 16 тыс. чернобыльцев — ликвидаторов и граждан, проживающих на <<загрязненных>> территориях, относящихся к указанному федеральному округу. Специалисты знают, что есть только одно заболевание, связанное с радиационным воздействием, — рак щитовидной железы. И это доказано. Однако до сих пор такого заболевания во Всероссийском центре экстренной и радиационной медицины не было выявлено.

— Но каждый чернобылец — ликвидатор или гражданин, проживающий на <<загрязненных>> территориях, сегодня имеет 10–12 хронических заболеваний, — уточняет Виктор Рыбников. — При этом в целом состояние их здоровья оценивается лучше, чем здоровье, скажем, мужчин аналогичного возраста — жителей Санкт-Петербурга и Северо-Запада страны.

Медики связывают это с тем, что у чернобыльцев есть система социальной защиты, закрепленная в их основном законе от 12 мая 1991 г. Есть консолидация их сообществ, они добиваются принятия соответствующих программ, обеспокоены состоянием своего здоровья, стараются на регулярной основе обследоваться и лечиться. Тем не менее, отметил Виктор Рыбников, большинство чернобыльцев считает, что не они, так дети, внуки относятся к группе риска по онкологическим заболеваниям, у них высокий уровень общих соматических заболеваний. В целом у них радиационная, психическая травма, которая произошла в их сознании и сейчас трансформировалась в устойчивое подсознание.

Авторское отступление

Признаться, приведенные на конференции факты, обобщения и аналитические сведения меня, с одной стороны, несколько расстроили, а с другой — заставили взглянуть на последствия катастрофы на Чернобыльской АЭС с иной точки зрения. Я сам участник этой эпопеи в июле 1986 г., перенес операцию на щитовидной железе и до конца своей жизни вынужден буду ежедневно глотать гормоны. При увольнении с военной службы мне определили 3-ю группу инвалидности, но не связали ее с облучением, полученным в зоне Чернобыльской АЭС. И получается, что и болезнь <<щитовидки>> я приобрел <<просто по жизни>>… Выходит, что и льготы я, как и тысячи других ликвидаторов, получаю незаслуженно!? Как и те граждане (сейчас их в России около 2 млн человек), что проживают на <<загрязненных>> территориях.

Да, легко сегодня, по прошествии 30 лет и проведенных исследований, говорить о подобных вещах. Но в 1991 г. государство рассуждало по-иному. Оно знало, каких трудов, лишений, мужества стоило людям, участвовавшим в ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС, остановить дальнейшее распространение радиации по планете, построить саркофаг над разрушенным 4-м энергоблоком, насколько это возможно — вернуть к жизни пострадавшие территории и населенные пункты. И государство согласилось с тем, что льготы, прописанные в чернобыльском законе, должны соответствовать льготам участников Великой Отечественной войны.

И лишать этих льгот ликвидаторов, считаю, просто кощунственно. Иное дело <<загрязненные территории>>… На мой взгляд, если многолетние исследования показывают, что здоровью населения здесь ничто не угрожает, следует принимать государственные решения на этот счет. Иначе получается просто иждивенчество, которое ни к чему хорошему не приведет. И здесь, как правильно говорилось на конференции, велика роль разъяснительной работы среди населения названных территорий. Участие в ней должны принимать представители власти, МЧС России, психологи. Так или иначе, но выход из непростой ситуации должен быть найден.



От редакции

2021 г. объявлен в России Годом науки и технологий. А журналу «Гражданская защита» в этом году исполняется 65 лет. Возраст солидный. Но работы редакции хватит еще на несколько десятилетий. Ведь, как сказал в свое время еще Альберт Энштейн, «наука не является и никогда не будет являться законченной книгой. Каждый важный успех приносит новые вопросы. Всякое развитие обнаруживает со временем и более глубокие трудности». На решение этой задачи наша редакция нацеливает не только своих журналистов, но и постоянных авторов журнала, а также каждого, кто хотел бы опубликовать свой материал в центральном издании МЧС России. Мы напоминаем всем при подготовке текстов придерживаться принципа трех «П»: Понятность, Полезность, Практичность. Этим критериям должны соотве...

Самый читаемый материал

Исторический календарь

« Сентябрь »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

подписка на рассылку

ФотогалереяСмотреть все